Донецк, роддом №3, Как родился Тимофей, самый лучший из детей

Донецк, роддом №3, Как родился Тимофей, самый лучший из детей
Сразу после замужества я начала «хотеть детей». Это выражалось в неясном томлении по чему-то мягкому, теплому и беспомощному, во время заглядывания в чужие колясочки томление усиливалось.

Мы с любимым мужем с самого начала не предохранялись, но результата не было несколько лет. После «пробега» по врачам получила диагноз – первичное бесплодие по причине гипотериоза и опухоли щитовидной железы. Врачебные пророчества вообще не оставляли мне шансов и на детей, и на долгую здоровую жизнь. Надо было оперироваться, потом принимать гормоны, на беременность рассчитывать не приходилось.

Наверное, это была вопиющая халатность, но я перестала слушать врачей и вообще посещать больницу. Зато более ответственно стала подходить к занятиям йогой и штудировать книги по фитотерапии, аюрведе и чжуд-ши. Составила для себя программу занятий и решила полгода ее выполнять, а там будь что будет. Это было в мае.

Летом мы отправились с палатками в Крым. Чувствовала я себя (вопреки прогнозам врачей) хорошо. Мне все казалось, что беременность уже наступила. Я с уверенностью говорила себе каждый день: «Я беременна, я действительно беременна», к сентябрю самовнушение подействовало! Как-то утром я проснулась и поняла или, скорее, почувствовала, что уже пора делать тест. И точно – две полоски.

Помню, что восприняла это очень спокойно, как-то буднично. Я взяла отпуск на неделю, чтобы пройти медосмотр. Хотя срок был еще совсем маленьким, мне не терпелось встать на учет. Это уже потом, во время второй беременности, в больницу я совсем не торопилось. А тогда очень хотелось оповестить весь мир о том, что вынашиваю нового человечка (сразу ощущала, что сын).

В женской консультации (17 больница города Донецка) удивились, что так у меня неожиданно получилось, и назначили «кучу малу» анализов. С детства я боюсь вида крови. У меня резус-фактор отрицательный (анализ сдавала дважды), и на антитела пришлось сдавать часто. Обнаружилась и анемия. Кровь из пальца я не меньше боюсь сдавать, из вены даже легче. Каждый раз, сдавая кровь, я теряла сознание, а в манипуляционном кабинете мне говорили: «Как же ты рожать будешь?» Это было очень неприятно, но тогда я была девушкой деликатной, вот и молчала.

Я сдала кровь из пальца и вены, на TORCH, мазок и еще непонятные «посевы». Ходить «посевать» надо было около недели (во вторую беременность такого анализа не было). Под кабинетом всегда очередь, все нервничают. На этом похождения не закончились. Я сходила к ЛОРу, стоматологу, эндокринологу, кардиологу.

А мой гинеколог решила меня положить «на сохранение», она не знала, как вести мою беременность из-за «экстрагенитальной патологии» (больные щитовидка и сердце). Меня положили в городскую больницу №6 на сроке девять-десять недель. Я разнервничалась, матка пришла в тонус, уже надо было «сохранять». Отсюда вывод – на ранних сроках поменьше ходить по больницам.

Но оказалось, что я плохо переношу магнезию внутривенно, а на генипрал у меня аллергия. Помучив меня немного в больнице, выписали домой с назначениями принимать МагнеВ6 в таблетках и но-шпу в свечках. Угрозы срыва как таковой уже не было.

Стала я учиться и работать дальше. Хотя пришлось полежать в той же больнице еще раз – на 24 неделе обнаружили фетоплацентарную недостаточность. Капали актовегин и кололи витамины. А сейчас такого диагноза, кажется, и не ставят.

Сессию я сдавала досрочно, начала обходить преподавателей на тридцатой неделе. Помню, влезаю в маршрутку: за спиной рюкзак, в нем флейта и 3 пухлые папки с нотами, в руках футляр с трубой, а спереди – большой живот. Люди часто смотрели как на ненормальную, но место уступали, хотя было дело – женщина в автобусе толкнула и сказала: «Мальчик, подвинься».

Почти никто из преподавателей мне не делал скидки на мое состояние, а я не обижалась. Мне очень нравилось учиться, и я все сдала на пятерки. К тому времени стало уже довольно тяжело ходить вприпрыжку, ножки и ручки начали отекать. И я затаилась дома, изучая пособия по уходу за детьми и тематические журналы.

ПДР (предварительная дата родов) у меня стояла с 24 июня по 3 июля 2004 года. 23 июня у меня началась тошнота, несколько раз была рвота, еда не лезла, даже вкусняшки. Спасала только прохладная ванна. В четверг (24 июня) я решила: надо сдаваться в роддом, так как под присмотром я буду чувствовать себя спокойней. И мы поехали в городской роддом № 3 (только там тогда пускали мужа на роды).

С врачом (Татьяной Юрьевной) мы договаривались заранее. В палате слишком жарко, кровати очень неудобные, но мне уже хотелось как можно быстрее родить, поэтому я не обращала на мелочи внимания. Снова анализы, УЗИ, осмотр врача, хождение по специалистам, экскурсия в родзал. Родзал понравился, я таким его и представляла. Очень обрадовалась, что там есть мячик, правда, он мне не понадобился. Из отрицательного – когда брали на анализ кровь из вены, ткнули не туда, было много крови, зрелище еще то.

В пятницу мне врач сказал на осмотре, что рожу еще нескоро – ждать не менее недели. А муж пообещал: рожу в субботу, 26 июня. Оказался прав муж.

В 4.30 утра отошли воды, сразу появилась боль. До этого схватки ощущались, но не были болезненными. И я наивно думала, что они пока ненастоящие. В пять утра меня перевели из палаты в родзал, я сразу вызвала мужа и своего врача. Муж приехал очень быстро (в эту ночь он почти не спал). Акушерка показала, как делать массаж, как дышать. Хотя мы об этом и раньше знали. Многие знакомые рассказывали, что им совсем не помогали ни позы, ни дыхание, ни массаж. Но мне все это облегчало боль. Муж давил на поясницу иппликатором Кузнецова. Там остались такие синяки!

У меня упало давление. Тогда мне назначили капельницу с актовегином. Я ходила, а муж носил за мной капельницу. Тяжело было переносить осмотр врача, очень больно, это было гораздо хуже, чем схватки. Осмотров было несколько. В один из них врач определил, что раскрытие 5-6, значит, рожу еще через несколько часов. Это было в 10 утра. А болело уже весьма сильно. Болели живот, спина и ноги. Но я ходила, дышала и старалась петь низкие ноты. Это помогало. Время от времени меня начинало тужить, но я говорила себе, что раскрытие еще маленькое. Вдруг муж увидел, что сильно пошла кровь. Он побежал за врачом. Его попытались «послать», поскольку меня смотрели час назад, а у «первородящих так быстро быть не может». Оказалось, что очень даже может!

Сразу в палату набилось много людей, мне сообщили, что сейчас будем рожать. Предложили вертикально (я по книгам знала, что так лучше), но ноги меня не держали – подкашивались. Тогда меня уложили на кровать, объяснили, как дышать, как тужиться по команде, но нельзя тужиться «в голову». Вот здесь был пробел в моем образовании – я не умела тужиться как полагается! Я устала так, как будто разгружала вагоны, сил почти не осталось. Врач кричал (пардон): «Какай мне на руку!»

Я заработала геморрой (потом лечила долго), но так и не смогла понять, как это делается правильно. Потуги длились около получаса (а по ощущениям – целую вечность), так что я уже ничего не видела, а слышала только голос мужа, да и он был как в киселе. В какое-то мгновение до меня дошло, что появилась головка, а вскоре мне уже показывали орущего мальчика!

Он был очень сердит, но когда его положили мне на грудь, успокоился. 48 см, 2800, 7-8 по шкале Апгар. Я стала любоваться сыночком, промелькнула мысль, что он очень похож на меня. Это сейчас я думаю – на кого же еще он должен быть похож, а тогда очень удивилась.

Меня начали зашивать без анестезии. Это было больней всего, а может, я просто уже была измучена.

Через два часа муж повел меня в душ, потом я с ребенком на руках пошла в палату (муж нес вещи). Помочь никто не предложил (может быть, потому, что была суббота, и персонала было мало, не знаю). Очень было неприятно услышать на вахте: «Вот корова, даже не кричала, а вот моя бедненькая…». Дальше мне слушать не хотелось. Говорилось это не мне и вполголоса, но у меня музыкальный слух. Осадок остался до сегодняшнего дня.

В палате нас было трое. Туалет хоть и недалеко по коридору, но сходить туда было совершенно нереально. Я очень жалела, что не договорилась насчет отдельной палаты. Малыши орали почти все время – вместе и по очереди. Никакого счастья я пока не чувствовала – только усталость и боль. На ночь со мной оставался муж или мама. Это было запрещено, и им приходилось платить персоналу, чтобы остаться. Никто ничего не показывал, не учил, как обращаться с детьми, но зато сделали прививки (от которых потом начались осложнения, но это другая история). Грудное вскармливание тоже никто не налаживал, ограничилось все просто советом, что обязательно надо кормить грудью.

В детском отделении нам дали список лекарств и средств по уходу. Муж все купил и отнес туда. Зачем, непонятно, так как никто обрабатывать ребенка не помогал, не показывал, как это делается. Все время ходили какие-то люди, которые дарили брошюры и крем под подгузники в обмен на наш домашний адрес. А еще фотографы предлагали за большие деньги сделать фотосессию. Но я тогда была категорически против.

Мне было очень тяжело – никак не удавалось наладить кормление (правильный захват), мучили боли в животе, геморрой, разрывы, не удавалось нормально посетить туалет. Я очень переживала, что сын все время плачет, у меня просто разрывалось сердце, хотелось постоянно плакать вместе с ним.

Нам пришлось напоминать, что мне надо ставить иммуноглобулин (у сына положительный резус-фактор, а у меня - отрицательный). Кажется, правильно это вещество называется анти-Д-иммуноглобулин. А без моей инициативы никто бы и не сказал, что нужно его вводить. Хорошо, что было кому поехать за ним на станцию переливания крови. При его введении в бедро рука медсестры дрогнула, введено было не все, поэтому во вторую беременность было много переживаний по этому поводу.

Во вторник нас, к счастью, выписали, и мы на дедушкиной машине отправились домой. Торжественной выписки не было, мы сами одели малыша и пошли на выход. Вот такая история.

Несмотря на «классические роды» и на то, что мы рожали не бесплатно, впечатления от роддома у меня остались неприятные. Все время казалось, что мы с ребенком очень мешаем персоналу, хотя я вежливая, неприхотливая и исполнительная роженица. Наверное, надо было вести себя по-другому, тогда бы относились лучше. Хорошо, что муж был почти постоянно со мной в больнице, одна бы я точно не справилась.

Кто-то может подумать, что я, видимо, просто нервная барышня, но вторые роды (хотя были осложненными) в другом роддоме оставили совсем другое впечатление.

А счастливой мамой я почувствовала себя гораздо позже.

Читайте также

Как прошли мои роды в городе Воронеже в Родильном отделении центральной больницы.

Как прошли мои роды в городе Воронеже в Родильном отделении центральной больницы.

Мои первые роды сына Кирилла. Испытала во время них то, что невозможно передать словами. Однако радость от пополнения в семьи и профессионализм врачей помогли мне все это пережить.
Обычные роды  / 
8125  /  0
Долгие первые роды в роддоме №3 города Чебоксары.

Долгие первые роды в роддоме №3 города Чебоксары.

Мои первые роды в роддоме №3 города Чебоксары были долгими и мучительными - длились примерно около 22 часов, начавшись с болезненных схваток интервалом 10 через 10 минут. Долго не раскрывалась шейка матки, несмотря на то, что интервал схваток становился все короче и короче. В итоге, обессилев, я не смогла сама вытолкнуть головку ребенка и мне сделали разрезы - эпизиотомию, после чего я благополучно родила свою долгожданную и любимую дочь.
Обычные роды  / 
13329  /  2

Комментарии

Загрузка комментариев...